Дмитро Гордон: “Слуга народу” – зліпок України, там є злочинці, ґвалтівники, ідіоти і психічно неповноцінні

  • Як Зеленському у Франції вдалося “переграти” і розлютити Путіна?

  • Чи буде Дмитро Гордон балотуватися в мери Києва?

  • Скільки міністрів залишиться без своїх портфелів в 2020 році?

  • Чим відрізняються протести на Майдані в 2013 році від протестів під ОПУ в 2019?

  • Чи вийде у “Слуг народу” змінити історію України, чи країна просто скотиться в прірву?

  • Чому спецслужби “копають під нього” і як це пов’язано з “золотими пірамідками”?

На ці та інші питання журналіст Дмитро Гордон відповів в інтерв’ю Максу Назарову в програмі “МАКСИМУМ” на телеканалі НАШ.

Очень многие наши гости жалуются на какие-то неведомые киевские пробки, из-за которых все движение парализовано. Как Вы передвигаетесь по городу? Из-за чего, как Вы думаете, это происходит?

– Здесь несколько причин. Безусловно, приближающиеся новогодние праздники. всегда за недели две до Нового года начинается истерика, потому что люди ездят  покупать подарки. Начинаются корпоративы и поздравления. И это сковывает движение, раз. Второе. Все-таки ремонт идет. Ремонт Шулявского путепровода, это сковывает движение. С мостом Патона есть вопросы, он немного проседает там. И ряд улиц, Круглоуниверситетская и т. д. Все это мешает ездить. Ну, и, хотя и говорят, что мы бедные, на самом деле, огромное количество машин появилось в Киеве, в том числе, и евроблях и т. д. Я знаю не понаслышке, машины в салонах раскупают сейчас, как горячие пирожки. То есть, мы беднеем, якобы, у нас говорят, но машин в Киеве перебор. Я вот в Париже был недавно, во время переговоров в Нормандском формате. По сравнению с Киевом, в Париже отвратительные машины. Просто считайте, что Киев это, по сравнению с Парижем,  Дубаи. И пробки в Париже в разы больше, чем в Киеве. Поэтому, мне не нравятся наши пробки, не нравятся, и я хочу, чтоб их не было. Но это вопрос уже к умным светофорам, надо делать. Эвакуировать машины надо с улиц и т. д. Переходы строить, тоннели. 

– Мы об этом поговорим еще, именно о киевской истории. Но я не просто так спросил про пробки. Потому что Слуги народа, депутаты Слуги народа говорят, что оппозиция намеренно создает пробки в вопросе открытия рынка земли. Это первая тема нашего обсуждения. Я хотел бы вот Ваше мнение услышать. То, что происходит сейчас, Комитет по вопросам аграрным продолжается, там вообще какая-то невообразимая, фантастическая история. Какие-то правки в Комитете, которые сейчас рассматриваются, уже проголосованы. Юлия Тимошенко говорит, что это преступление, никто эти правки не видел и т. д. Мы видим, что вопрос земли в Украине это большой коллапс. Сейчас Слугам народа стоит дожать все-таки эту историю? Или, прислушавшись к оппозиции, к улице, застопорить этот вопрос, запробить его. Ну, хотя бы до следующего года. 

– Вы знаете, я плохо отношусь к нашей оппозиции, потому что  ее оппозиционность заключается в том, что они сейчас не власть, а очень бы хотели ей быть. Я плохо отношусь к уличным митингам, потому что, в основном, они проплаченные, и, когда спортсмены, те же титушки, которых  мы насмотрелись во время Майдана, защищают уже другие какие-то принципы своих хозяев за деньги, у меня это вызывает отвращение. Что касается рынка земли. Я считаю, мое личное мнение, не претендую на категоричность и на то, что я прав. Я считаю, что земля это товар. Я считаю, что все, что можно продать в Украине, нужно продать. Кроме каких-то стратегических заводов. Хотя в Израиле военные заводы даже в частных руках. Все, что в государственном ведении, все плохо развивается. Потому что оно ничье. Все, что в частном владении, развивается, как правило, хорошо, потому что оно чье-то. Поэтому, все заводы и фабрики, землю, рынки и все, что в коммунальной собственности. Вот зайдите на Бессарабку. Вот, я часто хожу на Бессарабку. Слушайте, это памятник архитектуры. Он в отвратительном состоянии. Так не должно быть, в центре столицы Украины такой жуткий рынок. А почему? Потому что в ведении муниципальной, коммунальной. Если его продать хозяевам, частным инвесторам, но требовать с них неукоснительного выполнения определенных правил, мы увидим совершенно другую картинку. Собственник нужен. Поэтому, кроме того, мы же знаем, что государственные предприятия часто делают якобы убыточными, на самом деле, огромную прибыль кладут в карманы. Поэтому все, что можно, продать. Раз. По земле. Земля – товар. Землю продать тоже нужно. Единственно, иностранцам я бы украинскую землю не продавал, особенно гражданам Российской Федерации, вот это важнейший момент. И Президент сказал – не больше 10 тысяч гектар в одни руки. Наверное, да, согласен с этим. Согласен. Я говорю как человек, который не собирается вкладывать в землю. Это не моя история. Но я повторяю, я бы все, что можно, продал. Нужны везде хозяева. Поликлиники, больницы, все распродать. 

– Так, оппозиция и говорит о том, что сама цель это не продажа. сама цель это развитие. Потому что земля, пускай и товар, но это товар, который требует развития. То есть, если просто продать землю, это ж не квартира. Купил себе, и как инвестиция в недвижимость, да. Это немножко другая история. Здесь нужно фермерство развивать. А Слуги народа, по мнению, опять же, оппозиции, не собираются этого делать.

– Если вы, как гражданин Украины, покупаете памятник архитектуры, например. Вот представим, вы купили домик, памятник архитектуры, маленький. Вам государство требования дает – перепланировки нет, надстройки без разрешения государства нет и т. д., и т. д. Оно оберегает памятник архитектуры. Что мешает точно так же продавать землю с условиями – обрабатывать можно так-то и так-то и т. д., и т. д. Ну, это же все просто. Проблем нет никаких. Надо посмотреть на опыт передовых стран. А на сегодня передовая страна в Европе это Польша. Ну, возьмите как в Польше, сделайте так. Польша близкая нам страна.

– Так претензия, что не делают так, как в Польше. 

– Значит, надо сделать. Посмотрите, как в Соединенных Штатах Америки, земля товар? Товар. Сделайте так же. Какие проблемы.

– Если мы говорим о вопросе земли, как Вы думаете, почему не сделали так же, как Вы говорите, за последние 20 лет, именно с того момента, пока продлевали мораторий?  Вот, с 2000-го года продлевали мораторий, ничего не делали. Верховная Рада в декабре каждый раз собиралась, мораторий проголосовали, вышли – перемога.

– Ну, мы же знаем, какие у нас были все эти годы Правительства, Верховные Рады, политики и т. д. то есть, политики занимались чисто своими личными интересами. Поэтому у нас и территории меньше из-за них. И поэтому у нас многие реформы не проведены. За 28 лет надо было уже превратить Украину в Объединенные Арабские Эмираты. Но там смогли. Посмотрите, вот говорят, там примеры. Пример вот Объединенные Арабские Эмираты. У людей появилась нефть. Наши бы на их месте все бы украли. Не тут-то было. Они вложили эти деньги в развитие страны. И, когда нефть заканчивается, оказалось, что главным источником доходов для Объединенных Арабских Эмиратов является не нефть, а туристические возможности. Туризм. Потрясающе. Но наши же идиоты этого не сделали и преступники. А там сделали. Значит, можно. 

– Как Вы считаете, у Слуг народа получится изменить вот эту историю 28-летней, на украинском – тяганини, когда мы просто катимся в пропасть?

– Я надеюсь на это. Я не знаю или получится. Я не могу расписываться за результат. Я знаю одно – сейчас у нас есть Президент честный, порядочный человек, который хочет счастья своей стране. Я знаю, что он не участвует в коррупции. Не то, что ее не возглавляет, как раньше было, а не участвует в ней. Он не участвует в преступных коррупционных схемах. Он отдает совершенно четкие, направленные на процветание страны, указания. Это с одной стороны. С другой стороны, сказать, что его окружают ангелы, я не могу. И сказать, что фракция Слуг народа ангелы, я не могу. Там разные люди. И психически неполноценные, и идиоты, и насильники, и преступники. Это слепок Украины. Это наша страна. Это не то, что вот Слуги народа понабирали себе. Да в остальных фракциях еще хуже картина. Это просто наша страна такая. Это наше законодательство избирательное. Что у нас спецслужбы перед тем, как люди начинают избираться, их не проверяют. Потому что спецслужбы занимались все эти годы не тем, что стояли бы на страже государства, а занимались тем же, чем занималась остальная власть, – личным обогащением. В любой нормальной стране не может насильник бывший, с которого даже снята судимость, но он насиловал девочку несовершеннолетнюю, он не может не то, что стать депутатом, он не может попытаться бороться за депутатский мандат. У нас это возможно, потому что бездействие тех, кто должен работать. 

– Не считаете ли Вы, что вот в этом симбиозе, да, если Президент честный, не участвует в коррупционных схемах, а депутаты, по вашим словам, это сборище разных людей, не считаете ли Вы, что такой симбиоз это утопия, по сути. Может быть, нам следует пересмотреть модель управления страной, форму правления? Может быть, нам нужен честный, порядочный, но один Президент, а все остальные, кто ему подчиняется? Вот здесь тоже очень важный вопрос.

– Тоже риск есть. Я считаю, что сейчас, впервые за все годы независимости, мы имеем самое главное, чего нам не хватало. Мы имеем первое лицо, которое может проявить политическую волю. И этому первому лицу нам нечего предъявить. Ни один человек в стране не может сказать, что Зеленский коррупционер, взяточник, преступник. Ни один. Он руководит страной уже полгода, больше даже, да, и мы не видим ни одного случая, и не знаем ни об одном случае, а в эпоху интернета, джокеров, разведчиков и т. д., узнается обо всем быстро. У нас нет ни одного не то, что факта, даже догадки усомниться в честности нашего Президента. Это очень важный момент, чего, повторяю, не было еще никогда, особенно в последние годы. И, исходя из этого, я могу сказать, что честность Президента может стать заразительным примером, в хорошем смысле слова заразительным, для тех, кто его окружает. Во всяком случае, он задает тон. Он сегодня камертон общества. И я повторяю, мы не можем сказать, что он в чем-то, есть такое хорошее украинское слово – схибив. Он ни в чем не схибив. И я ему желаю вот пройти так же, с достоинством и с честью, весь свой президентский срок.  

– Как Вы считаете, в команде Президента и в команде Слуг народа завышены обвинения и подозрения в том, что очень многие преследуют не украинские национальные интересы, их реализацию, а интересы Сороса, других государств. Возможно, это сотрудничество со спецслужбами и т. д. Потому что очень важно понять, Украина с приходом, с пришествием Зеленского, она избавится от внешнего управления, или все-таки мы будем на крючке у МВФ, у Госдепа, у Кремля, и т. д.

– Мне сложно сказать, или избавится Украина от иностранного влияния.

– Учитывая то, что Вы видите сейчас.

– Скорее всего, нет пока. Как бы это Зеленскому не хотелось. Мы сегодня видим четко – у нас есть агенты Российской Федерации. Продолжают находиться у власти, а уж в оппозиции! Оппозиция из них, по-моему, вся и состоит. У нас есть агенты иностранных крупнейших корпораций. Вы сказали о Соросе. Конечно, он тоже расставил сети над Украиной. Потому что, если Россия рассматривает Украину, как свою неотъемлемую часть, которая претендует на эту часть, которая хочет, чтоб у нас  ничего не получилось, и чтобы Украина была в сфере влияния России, как это было всегда, то Сорос и другие международные западные крупнейшие корпорации мечтают о том, чтобы просто разворовать страну. Потому что она богатая. Никто в мире не хочет сильной Украины. Я сейчас говорю важные вещи, на самом деле. Ни запад, ни восток, ни Россия. Все хотят Украину порвать, каждый со своей целью. Счастья Украине хотят только украинцы. Нам пора это понять. Нам пора ни на кого не надеяться, и ковать счастье своей страны своими руками. 

– Чтобы без общих фраз, есть конкретные факты. Мы видим, я вот не хочу говорить – в команде Зеленского, я скажу –  в новой команде, в новом Правительстве, есть советники, которые, возвращаясь к теме земли, являются родственниками управителей больших агрохолдингов или целых конгломератов и т. д. И с иностранным капиталом, в том числе, которые арендуют огромное количество земли в Украине. И этих людей откровенно называют лоббистами. Как раз таки вот эта иностранная история, чтоб иностранцы скупили всю землю. Я не могу понять для себя, я думаю, что большинство тоже не может понять, как люди, которые, по сути, параллельно ходят с иностранцами, ну, логично невозможно представить, что у них нет общих интересов, как они могут честные реформы делать, в земле, в том числе? Вот, например, есть Алексей Мушак, и у него есть брат. У брата есть компания, огромная земельная компания. И он советник министра, который продвигает земельную реформу. Вот, как Вы для себя это видите? Как Зеленскому стать украинским Президентом, чтоб его не обвиняли потом в работе на  спецслужбы, на Сороса и т. д.? Потому что это очень важное понятие, я думаю, каждому из 73% нужно сделать свой вывод. А за кого проголосовали мы? 

– Я ставлю всегда себя на место других людей, если хочу разобраться в мотивах их поведения. Я ставлю себя на место Владимира Зеленского сейчас, гипотетически. В наследство ему досталась жуткая система коррупционная, кланы, отсутствие политической элиты в стране. У нас в стране политическая элита как класс отсутствует. Отсутствие людей, на кого можно положиться, и т. д., и т. д. Он пытается выстраивать страну фактически с нуля. Вы спрашиваете меня про советников. Спросите меня про Правительство. Мне нравится украинское Правительство? Я вам скажу – нет. И я объясню, почему нет. Я всегда говорю то, что думаю. Я вам скажу, почему нет. Я люблю профессионалов. Я могу не любить кого-то как человека, но, если он профессионал, я перед ним сниму шляпу всегда. Я не пойду пломбировать зуб к стоматологу, который не является профессионалом. Я не пойду чинить обувь к сапожнику, который не является профессионалом. И я не пойду покупать себе костюм в фирму, которая плохо шьет костюмы. Исходя из этого, люди, которые стали министрами, по политическим ли квотам, по квотам ли Сороса, по квотам ли  России, я не знаю. Сегодня из всего Правительства, позвольте без фамилий, 4 человека являются безусловными профессионалами. Все остальное – балласт, который надо сменить. И Президент Зеленский, уверен, это знает. Мало того, я уверен, что он это сделает. При чем, мало того, я уверен, что он это сделает в ближайшем будущем.

– Это инсайт или предположения?

– Это мои умозаключения. Не называйте это, пожалуйста, прогнозом. Потому что бывает, когда я что-то скажу, и это не сбывается, говорят – Гордон напророчил.

– Просто колоссальное количество вопросов про ваши пророчества, кстати.

– Гордон напророчил, что не будет чемпионата мира по футболу, и он ошибся. Гордон не пророчит, он размышляет вслух. Вот, я сейчас размышляю вслух. Я считаю, что весной Правительства не будет в этом составе. Я считаю, что будет больше профессионалов в новом Правительстве. А сегодня, я повторяю, оно слабое у нас. Непрофессиональное. И вообще, я хочу сказать, что нам надо прекратить порочную практику , когда должности, от которых зависит государство, занимают люди, не готовые к этим должностям профессионально. Надо эту порочную практику раз и навсегда прекратить. Нужно прекратить порочный закон о люстрации, который писали в Российской Федерации для ослабления Украины. И вообще, нужно привлекать профессионалов. Я вам скажу так. Когда мы создавали сайт Гордон, мы брали людей не по принципу – а кто там наш кум, а кто там наш брат, кто там наш сват. Мы набирали лучших. И это естественно. Если ты хочешь быть лучшим, работай с лучшими. Если ты хочешь быть плохим, работай с дураками. Поэтому так и Правительство, так и Верховная Рада. Нужно всегда окружать себя лучшими, сильными, желательно, сильнее тебя. Вот, я себя окружаю людьми, которые сильнее меня. И они меня подтягивают до своего уровня. Я расту с ними. Я беру интервью у людей, которые умнее меня, и я становлюсь сам умнее. Это естественный процесс. 

– Я хотел бы задать Вам вопрос про эти мирные протесты, которые мы с вами видим, которые мы с вами наблюдали. Про эти булыжники, которые летели в правоохранителей. Это мирные протесты? Так должно быть? Или реакция правоохранителей, она даже слабая? Или нет?

– Значит, у меня есть моя точка зрения. Я считаю, что мы живем в демократической стране, где каждый имеет право на протест. И, чем больше будет столкновения точек зрения и мнений, тем лучше. Давайте спорить. Давайте высказывать свои мнения. Это нормальная ситуация. Как только кто-то из высказывающих свое мнение начнет прибегать к силе, государство немедленно должно на это реагировать. Когда я вижу фотографии с митинга понедельника, когда какой-то парень, ну, он уже в стойке, я ж понимаю, когда у него нога поднята на высоту головы. 

– Я хотел бы сейчас и реакцию на ваши слова, дать еще одну реакцию – посольства Соединенных штатов в Украине. Покажите, пожалуйста, я процитирую. “Сполучені Штати підтримують право на мирні протести. Ми засуджуємо насильство щодо поліції та журналістів, яке сталося сьогодні біля Верховної Ради”. Это вот Твиттер посольства.

– Ну, они повторили мои слова.

– А вот теперь я хотел бы процитировать слова американского посольства, датированное 30 ноября 2013-го года: “Сполучені Штати засуджують насильство над протестувальниками на Майдані Незалежності, скоєне сьогодні удосвіта”. Это когда у нас были массовые столкновения с Беркутом, небесная сотня и т. д. Вы, и очень многие украинские журналисты, пришли и говорили про мирные протесты, что – да, действительно, это демократическое правовое государство, и, если вам что-то не нравится – выходите. Но тогда, в 2013-м году, тоже были камни, булыжники. палили шины. И  был Беркут, который исполнял приказы. Мы до сих пор, кстати, не знаем, превысили ли они свои полномочия, или не превысили. Кто расстрелял и т. д. Я просто не могу понять, разница между тем, что произошло на протестах по вопросу земли, когда есть булыжник, да, когда трепанация черепа полицейскому, и вот то, что было на Майдане, когда разгонял Беркут мирных протестующих. Вот, Вы видите отличия?

– Да.

– Расскажите. 

– Когда Беркут разгонял мирных протестующих, эти протестующие были мирными. Когда Беркут озверело бил людей, убегавших из-под Администрации Президента, по-моему, как раз вот 30-го числа. Не просто бил. Когда каждый пробегающий считал своим долгом ударить человека еще раз, лежавшего, истекающего кровью. Эти кадры можно показать, они есть. Вот это скотство. Когда люди спортивного телосложения нападают на полицию, это не есть хорошо.

– А на Майдане таких не было?

– Были, наверняка. Были. И надо разобраться, откуда они появились. История с Майданом очень интересная. И, когда говорить о ней, надо понять, что там были разные группы. Там были такие люди как я, которые вышли против Януковича, против бандитов у власти, и за Европейский Союз и против вхождения Украины в сферу влияния России. Там были провокаторы, которые под видом таких людей, как я, совершали противоправные действия, являясь агентурой Российской Федерации. Я думаю, пройдет немного времени, и мы узнаем о роли Российской Федерации в Майдане, и в кровавой развязке Майдана. Немного времени пройдет. Потому что много деталей наверху. Например, когда Россия печатает, чеканит медали “За возвращение Крыма”, датируется это 20 февраля. Янукович еще в Киеве, его подталкивают быстрее уезжать, и он 22 покидает Киев, это наводит на определенные размышления. Но там фактов намного больше. я, кстати, об этом факте сказал, включившись по скайпу на канал Россия с Скобеевой и Поповым. Это очень важный факт. Поэтому о роли России еще можно будет поговорить во время Майдана. 

– Вы знаете что-то о неформальной договоренности Кремля и Белого дома по поводу Майдана? Раз уж мы немного об этом. До того, как Виктория Нуланд появилась с пакетом печенья, и начала их раздавать. Вот, была такая неформальная договоренность – не вмешиваться. И после того, как Виктория Нуланд появилась с мешком печенья, разумеется, договоренность сошла на нет, и Россия тоже начала подыгрывать историю и с Крымом, и с Донецком, и с Луганском. Вы что-то знаете об этом?

– Я допускаю любые договоренности. Любые. Я допускаю вообще все.  Потому что я знаю цинизм и изнанку политики. Я вам скажу, что недавно Елена Лукаш сделала потрясающее признание, я то об этом знал, но то, что она это сказала, я хочу снять перед ней шляпу. Я к ней плохо отношусь, сразу скажу. Но то, что она это озвучила, это ей в карму плюс. Она сказала о договоренности между рядом лидеров – националистов и Януковичем, и Клюевым, которые их финансировали. В том числе, во время убийств на Майдане. То, что она это сказала, это блестящее ее признание, которое для тех людей, которые зашоренные, проливает свет на многие вещи. Я, повторяю, это знал, я об этом говорил. Но одно дело – я говорю, другое дело – Елена Лукаш об этом сказала. Это  дорогого стоит. Поэтому разные конфигурации. Я очень хочу правды. Вы знаете, я не хочу односторонней правды. Правда никогда не бывает односторонней. Она всегда лежит где-то посредине. Я не хочу быть обвинителем Беркута, потому что Беркут выполнял тоже приказы. И в Беркуте тоже есть разные люди. Я не хочу быть защитником, оголтелым защитником Майдана, потому что и там были разные вещи. У меня тоже много вопросов по Майдану. Много вопросов. Я знаю, что я был честен. Я в себе уверен. Я туда шел не за постами, не за должностями. Я шел туда по велению сердца, потому что я хотел, чтобы Украина шла в Европу. Меня Янукович обманул, как и миллионы других людей. Но что там было за кулисами, даже будучи немножко за кулисами, я наблюдал вещи, я их озвучил в свое время, которые, на мой взгляд, ужасные. 

– Я хотел бы перейти на еще одну тему. Вы вспомнили в начале нашей программы 9 декабря. Среди ожиданий украинцев невероятное было ощущение. Вы знаете, вот, как будто наша сборная поехала играть со сборной Португалии, и наши должны точно приехать с победой. Точно так же от Зеленского, когда он поехал на Нормандский формат. Хотя  специалисты в вопросе войны и мира ничего победного не ожидали в переговорах с Путиным, и т. д. Вы тоже отправились в Париж. Вы тоже наблюдали эти договоренности.

– Я в интервью телеканалу НАШ накануне встречи в Париже сказал, что ничего не ожидаю. Ровным счетом ничего не ожидаю. Ни одна договоренность достигнута не будет, сказал я. Разве, что обмен пленных. Так оно и случилось. И то еще не ясно, или он состоится. 

– Состоялось в Минске заседание трехсторонней группы. Мы еще не знаем, о чем там говорили по официальным выводам нашей украинской стороны, потому что Дарка Олифер еще молчит у себя в Фейсбуке. Но средства массовой информации, которые наблюдают за этим процессом извне, да, они же со всех сторон общаются. Там же есть представители, так называемых, ДНР и ЛНР. И вот, значит, представитель так называемой ДНР, Дарья Морозова, заявила, что переговоры по обмену пленными сорвались, провалились. Потому что украинская сторона выдумывает вновь какие-то схемы. Этапами возвращать людей. И то, что было достигнуто 9 декабря, с украинской стороны никакого компромисса нет. Как Вы думаете, можно ли доверять вот таким историям? И почему, если Путин с Зеленским договариваются, ну, хотя бы про обмен пленными, почему в Минске это не может реализовать Кучма, Грызлов и представители республик?

– У меня есть ощущение, как у человека, который наблюдал изнанку переговоров в Нормандском формате, у меня есть твердое ощущение, что Владимир Зеленский переиграл Владимира Путина. А получилось это, если у нас есть 2 минуты, я могу объяснить на пальцах, что получилось, на самом деле.

– Пожалуйста.  

– Представители украинской делегации, уполномоченные вести переговоры с россиянами, дали гарантии россиянам, а именно, Владиславу Суркову, что Зеленский подпишет определенные соглашения. Текст соглашений уже был согласован. Путин никогда не поехал бы на встречу, если бы не имел на руках согласованного текста. Это было единственное условие, при котором он согласился приехать туда. Зеленский ехал туда, чтобы по-пацански, по-человечески. поговорить с Путиным, посмотреть ему в глаза, сказать – ну, Владимир Владимирович, пора заканчивать это. Ну, просто заканчивать. Давайте выходить из ситуации. По неопытности Владимир Александрович не понимал, что Путина эти разговоры не берут. Он имеет стойкую такую вакцину против подобных разговоров. Он давно действует уже не как человек, а как функция. Поэтому Путин поехал, зная, что договоренность есть. Зеленский во время переговоров начал полностью сломать сценарий. Сначала, когда Путин сказал, значит, сначала, мы ж договариваемся так, сначала выборы на оккупированной территории Донбасса, потом вы выходите к границе. Зеленский сказал – не-не-не, сначала мы выходим к границе, обоснуемся там, потом только выборы. Путин сказал – нет, подождите, так. А Зеленский говорит – нет, не  так. Это первое. Второе. Путин говорит – ну, закон об особом статусе Донбасса надо внести в Конституцию, особый статус Донбасса. Зеленский сказал – не могу. Депутатов столько не найдется. 300 депутатов надо. То есть, Зеленский сломал сценарий Путина. В результате чего, как сказал мне Арсен Аваков и еще 2 члена делегации. Поскольку Аваков мне разрешил говорить об этом, я говорю. Остальные 2 члена делегации просили не называть их имен, не называю. Раздосадованный господин Сурков схватил кипу бумаг, бросил на стол. Часть упала на пол Ермаку, помощнику Президента, с криком – мы так не договаривались! У меня сразу вопрос – а как вы договаривались? И кто договаривался? Раз. Второе. Когда Аваков в беседе со мной озвучил это в Ютубе, Сурков сделал официальное заявление, что это неправда, Аваков был пьян. Ну, я ж спросил у Авакова – Вы что, пьяны были? Я ж не видел, что он пьян. Он совершенно не был пьян, он был трезвый как стеклышко. Он сказал – да ну, ерунда какая! Поэтому Зеленский поломал Путину всю игру. Там, в Париже. И ожидать после этого, что Путин будет добрым и ласковым, и он с этим смирится, ну, не приходится. Он был очень зол. 

– А почему он тогда говорил в ответе журналистам, камеры зафиксировали ответ, что вот такие переговоры! по-деловому. 

– Путин говорил?

– Да, Путин говорил.

– Если бы он сказал, что его замысел провалился, он никогда этого не сделает.

– Ну, так или иначе, он, как опытный политик, мог сказать, что Украина снова не идет на компромиссы, снова не хочет обсуждать. У Порошенко была подготовленная история, вы знаете. Он даже трубки не брал, когда Порошенко ему звонил.

– Он не брал трубку от Порошенко после конфликта в Керченском заливе. До того они прекрасно общались. В основном, на темы бизнеса Петра Алексеевича в России. Поэтому тут другая история. Я говорю сейчас о том, что Зеленский поломал Путину игру. И Путин этого никогда не забудет и не простит. И я думаю, что мы скоро увидим шаги России, которые будут местью Путина за поведение Зеленскому на встрече в Нормандском формате. 

– Что Вы имеете в виду?

– Мне трудно залезть в голову Владимиру Владимировичу Путину, человеку коварному, умному, опытному. И представить, на какие шаги он может пойти.

– Шаги от Владимира Зеленского мы наблюдаем после этой встречи в Нормандском формате. Например, законопроект  о продолжении децентрализации, где эксперты взялись за текст, почитали его, и, кроме усиления президентской ветви в регионах, увидели 92-ю статью Конституции, где можно, скажем так, без слов про особый статус Донбасса в Конституции, легализовать закон про особенности местного самоуправления. Потому что статья 92, я процитирую : “Адміністративно – територіальний устрій, правовий статус адміністративно-територіальних одиниць” – то бишь областей, да, может быть регулирован отдельными законами. Как раз законом про, в народе, особый статус.

– Ну, это касается не одного Донбасса, а любого региона Украины.

– Так или иначе, но война у нас на Донбассе, поэтому вот тут может быть вот этот камень преткновения, к которому мы пришли, и вот, наоборот, после этого будет развитие процесса.

– Ну, смотрите, Вы сказали,  92-я статья. Если б она была 95-й, у нас были бы какие-то аналогии, правильно? А она всего лишь 92-я. Может быть, я думаю, что надо говорить о главном. Главное заключается в том, что Владимир Зеленский не уступит ничего из того, что является жизнеопределяющим для Украины. Вот, я в этом абсолютно уверен – ни на шаг не отойдет. Он кажется неопытным. Да, он не принимал участия в переговорах. Он не знает многих лидеров. Он не имеет подготовки и опыта. Но его интуиция, его любовь к Украине, они стоят всех вышеперечисленных факторов. Я уверен, он не отойдет ни на шаг  от украинских интересов.

– Ну, вот, опять же, украинские интересы.  Мы тут выясняли с политиками, что у каждой политической партии в Украине, они, когда перечисляют национальные интересы, то кажется, что это политическая программа их избирательная. Вот это национальные интересы Украины. Вот здесь национальные интересы. Смотрите, там Путин, так называемые республики. У них есть требования. Что должна сделать центральная киевская власть для того, чтобы мир состоялся – русский язык в регион, народные милиция, суды и т. д.  И тогда все будет хорошо. В национальных интересах Украины, ну, давайте хотя бы один пункт возьмем, есть история о том, чтобы разрешить Донецку и Луганску говорить на русском языке. Разрешить Донецку и Луганску хотя бы похожую автономию, как есть с Крымом, и была с Крымом прописана в конституцию. Или это все-таки какой-то намек на федерализацию? И если так, то чем плоха эта федерализация? 

– С точки зрения разговора на русском языке Донецка и Луганска я не вижу никаких проблем. С точки зрения многих других требований, Вы говорите требования, значит, я вам скажу так. Я сейчас буду говорить как гражданин Украины Дмитрий Гордон. Я ж не чиновник, и не депутат, и никто. Я скажу так – хватит меня мучить, лично меня, требованиями, всем остальным. значит,  я Владимиру Зеленскому в глаза это сказал месяца полтора назад. У нас была встреча, я сказал – я бы, опять – таки, я могу ошибаться, я не категоричен, я бы обратился к жителям временно оккупированных территорий Донбасса и Крыма со следующими словами: “Дорогие украинцы, кто из вас чувствует себя украинцем, хочет жить в Украине, хочет быть свободным, государство Украина обеспечит вас жильем и работой. Приглашаем вас на не оккупированную часть Украины. Все остальные поклонники “русского мира”, люди, которые требуют, которые возмущаются, которые славят Путина, “русский мир” и живут программами Соловьева и Дмитрия Киселева, – идите в жопу! Оставайтесь у себя там, приглашайте “русский мир”, делайте, что хотите! Хватит издеваться над Украиной и украинцами. Мы временно от вас отделяемся. Мы знаем, что и Крым, и Донбасс являются территорией Украины. Но если вы рассчитываете нас бесконечно мучить своими требованиями и своим “русским миром”, повторяю – идите в жопу! Мы будем жить своей жизнью. Тогда мы будем процветать. Если мы вам понравимся, придете. Нет – идите к России. Пусть она с вами забавляется”.

– Вы не считаете это сепаратизмом? Вот сейчас? 

– Я считаю это своей точкой зрения. Меня можно осуждать. Со мной можно соглашаться. Я так думаю. Мне эта бодяга надоела. Я прекрасно понимаю, что на территории оккупированного Донбасса и Крыма есть люди, которые являются, не по национальности, по духу, украинцами, которые хотят жить в Украине. Вот тут государство Украина должно поступить по отношению к ним так, как родители поступают по отношению к своим детям. Оно должно сказать им – вас забрала Россия, в том числе, и по нашей вине, по вине государства. Потому что я считаю, что украинское государство виновато тоже в аннексии Крыма и в оккупации части Донбасса. Руководители Украины того времени не проявили тех качеств, и не повели себя так, как положено было повести себя руководителям страны. Поэтому государство должно сказать – в вашем нынешнем положении мы тоже виноваты. И мы признаем ошибки. И поэтому мы готовы сейчас сделать целую программу по переселению людей. Параллельно надо провести переговоры с Европой, с Соединенными Штатами и сказать – ребята, партнеры наши, давайте профинансируем эту программу. Давайте построим жилье. Слушайте, с Донбасса полтора миллиона уехало, сколько еще человек приедет? Ну, еще полтора миллиона. Давайте расселим их или в городах, или построим новый город. Как угодно. Давайте дадим им работу. 

– Дмитрий Ильич, знаете, это ж слушается, как, знаете, вот как будто дом разваливается, в аварийном состоянии, в Киеве, пятиэтажка, хрущевка. Его сносят по программе какой-то, и на этом месте жителям гарантируют квартиру в новостройке. Тут, вот, например, Донецк это их земля. Вот дончанин. Я из Николаевской области, там моя земля. Я самовольно уехал в Киев покорять столицу. А Донецк не хочет сюда ехать. Вот, как тут быть?

– Я понимаю, о чем вы говорите. Но я хочу сказать, я же честно говорю, Украина сегодня не в состоянии отвоевать у этой России, не хочу нехороших слов говорить, ни Крым, ни Донбасс. Мы не можем пойти войной.

– Но мы в состоянии пойти на их уступки, или?

– Мы не в состоянии пойти на уступки. Путин хочет одного, цель его ясна и понятна – Крым российский. Разговоры о Крыме забудьте. И, кстати, запад, снимите с нас санкции. Донбасс забирайте себе, но на наших условиях. Он хочет воткнуть Украине гнойник, которым он будет по-прежнему управлять. Он будет делать все, чтобы этот регион раскалывал, разламывал Украину. Он будет диктовать Украине свои правила. Хватит! Хватит! Значит, надо сказать Донбассу то, что я сказал, – ребята, да, такая ситуация. Кто хочет к нам, идите к нам, мы обеспечим. Кто не хочет, живите с Путиным. Пока! Пока! Страны Балтии ждали своего часа 50 лет. Эльзас и Лотарингия дважды переходили то к Германии, то к Франции, пока Франция ими не завладела опять. Дважды, в результате двух мировых войн. Куча прецедентов по миру есть, когда люди ждали годами. Я не верю в то, что Путин отдаст ни Крым, ни Донбасс! Не верю в это. И те политики, которые кормят нас этим, врут. Поэтому, хватит эту бодягу уже, понимаете, хватит! Останавливаться надо. 

– Вас все устраивает, что происходит в Киеве?

– Нет, меня не все устраивает, что происходит в Киеве. Я Виталию об этом говорю в глаза всегда. Меня не устраивают пробки. Меня не устраивает много чего. Но он работает. Он рабочий человек. И он уже имеет большой опыт руководства городом. Поэтому не знаю, я к Кличко, во-первых, очень хорошо отношусь как  к человеку, и как к мэру. А то, что есть много проблем в городе, это безусловно. 

– Испортились ли ваши отношения с Григорием Суркисом после того, как последний попал в Верховную Раду как депутат от Оппозиционной платформы “За життя”? Ведь по логике Дмитрия Гордона, как пишет Фролов, ОПЗЖ это “рука Кремля”. Я с вашего позволения, расширю вопрос. Тут есть Суркис, есть экс-руководитель Администрации Президента Райнин, который также возглавил Харьковскую ячейку, да. Есть история, вот буквально на днях, стало известно по поводу Столара, который возглавил Киевскую ячейку ОПЗЖ. Кстати, Столара “Схемы” обвиняли в том, что он близкий соратник Виталия Кличка. Возникает вопрос. То есть, мы видим переходящие истории от партии власти предыдущего созыва, и от команды Петра Порошенко, к Виктору Медведчуку. Что  происходит? И ваше мнение и отношение ко всему этому?

– Одна депутат Верховной Рады от партии ОПЗЖ сказала, что больше не подаст мне руки за то, что я сказал, что за партию ОПЗЖ могли голосовать только дебилы. Я с уважением отношусь к ее точке зрения, она мне раньше подавала руку. Смотрите, ОПЗЖ, туда входят очень разные люди. Есть лидер Медведчук. У меня к нему не просто негативное отношение. Я считаю этого человека врагом Украины. Я об этом говорил.

– А чего он враг? 

– Сейчас скажу. Я об этом говорил, в том числе, на его канале, и неоднократно. Почему я считаю Медведчука врагом Украины. Потому что он является рупором и проводником Путина и “русского мира”. Потому что, будучи гражданином страны, у которой Россия отняла часть территории, он едет в Москву и в Питер,  и встречается там с Путиным, с Медведевым, с Миллером и т. д. Причем пытается каждый день с экранов телеканалов, которыми владеет, принести сюда эти чуждые Украине русскомирские идеи. Поэтому он для меня является врагом Украины.

– Слушайте, а как же чуждые, если его партию и его, как мы понимаем, в Верховную Раду поддержало такое количество избирателей. Это второе место после Слуги народа.

– С каким отрывом? Сколько, 16%?

– Ну, так или иначе.

– 16%.

– Ну, так это мало?

– Ну, нет, это много.

– Петр Алексеевич взял намного меньше. «Батькивщина»  намного меньше.

– В Украине, значит, есть 16% людей, которые поддерживают эту идеологию.

– Так проблема в людях, или в ком? Я вот не могу понять. Что сделать с этими людьми? 16% взять и отрезать? Назвать их изгоями, или как? 

– Ни в коем случае. С ними надо разговаривать. Просто, когда с ними разговаривает Медведчук с экранов своих трех раскрученных каналов, он их зомбирует. И эти каналы их зомбируют. Так же, как российские каналы зомбируют российскую аудиторию и, к сожалению, часть украинской. Это что касается Медведчука. Теперь повторю свой тезис – в партии ОПЗЖ есть разные люди. Вы меня спросили про Григория Суркиса. Мои отношения с ним не испортились. Это мой друг. И я горжусь тем, что я с ним дружу. Я дружу и с Игорем Суркисом, и с их семьей. И с замечательным папой Григория Михайловича и Игоря Суркисов, Михаилом Давыдовичем, которому 10 декабря исполнилось 100 лет. Можно поаплодировать. Который весь свой столетний юбилей провел на ногах. И я настолько воодушевлен этим фактом, и настолько люблю эту семью, поэтому мои отношения с ним не испортились. Мы с ним не разговариваем на темы политики, потому что у него есть какие-то свои взгляды, у меня свои. Но он является патриотом Украины, входя в ОПЗЖ. И я знаю еще несколько человек, которые туда входят, но являются настоящими патриотами Украины. Вот это очень важно, на мой взгляд. Кроме того, я хочу сказать, что мало кто, как Григорий Суркис, сделал для Украины. Этот человек привез Евро 2012. Этот человек привез сюда финал Лиги чемпионов, в Киев. Этот человек на посту Президента федерации футбола сделал столько для украинского футбола, сколько не делали ни до него, ни после. К сожалению.

– Я Вам сейчас хочу назвать несколько фамилий, а Вы просто коротко, мы уже перебрали немного истории. А Вы коротко, просто буквально двумя словами, охарактеризуйте этих людей. Анатолий Шарий.

– Блестящий журналист. Мастер своего дела. Человек, отражающий события, на мой взгляд, тенденциозно часто, не всегда. Человек, с которым я бы с удовольствием сделал интервью, если на то будет его решение.

– Олег Тягнибок.

– Я бы предпочитал говорить об Олеге Тягнибоке в его присутствии.

– Но Шария здесь тоже нет.

– Я объясню, почему. Потому что есть много разных моментов, связанных с Олегом Тягнибоком, которые проще обсуждать нам вдвоем.

– То, что нам лучше не знать.

– Да, чтоб не разочаровываться в жизни.

– Юрий Дудь.

– Юрий Дудь выдающийся профессионал. Молодой человек, который сделал своеобразную революцию в журналистике. Я очень высоко оцениваю то, что он делает. Я считаю, что интервью, которые он берет, даже не главная его заслуга, а вот то, что он сделал документальные фильмы “Колыма” и “Беслан”, это потрясающе. Я восхищен этим человеком. 

– Петр Порошенко.

– У нас не хватит времени.

– У меня Петр Порошенко и еще одна фамилия. Обещаю.

– Если сказать двумя словами, как жаль!

– Дмитрий Гордон.

– Дмитрий Гордон. У меня к нему много претензий. И он об этом знает. Но он слушает мои претензии. Он слушает мои претензии, он над собой работает. Он совершенствуется, и этим он вызывает у меня уважение, что он ко мне прислушивается.

– Знаете, огромное количество вопросов нам постоянно приходит в Фейсбук, и мне постоянно онлайн пишут. Я не знаю, как справиться. Я не могу, потому что, если я сейчас проигнорирую этот вопрос, мне скажут – Макс заангажированный. Пожалуйста, для меня лично и для нашей аудитории, объясните историю с пирамидками. Это эти пирамидки, которые, если честно, всех задолбали. Откуда эта история? Что Вы можете на это ответить? Потому что они вокруг.

– Максим, с удовольствием.

– Пожалуйста. 

– Я люблю этот вопрос. Когда я активно начал выступать на политические темы, российские наши бывшие братья, пропагандисты в частности, такие, как Соловьев, Киселев и т. д., получили задание. А также спецслужбы, накопайте уже на Гордона что-нибудь, давайте мы дадим про него горячий материал, давайте ему покажем, кто он, на самом деле. И тогда веры к его словам не будет. Потому что, слушайте, ну, у меня многомиллионные просмотры в Ютубе. Я как-то, наверное, влияю, как-то, наверное, влияю на мнение разных людей в разных странах. Ну, и начали копать. Агентом какой-то страны меня назвать не могут, потому что я ничей не агент. Ни КГБ, ни ФСБ, ни СБУ, ни Массада, ни ЦРУ, ни МИ5, ни МИ6. Никого не убил, не изнасиловал, никаких следов нет. Уцепились за пирамиду. За то, что я, лет 15 назад, участвовал в рекламной акции лечебного прибора “золотая пирамида”. Я участвовал в рекламной акции.

– Знаете, это то же самое, что обвинять Ларису Долину в том, что она участвовала в рекламе похудения “Супер система 6”.

– Не, ну, Дима Маликов рекламировал средство от перхоти.

– То есть, Вы лично к этому отношения никакого не имели?

Счас-счас, а я рекламировал “золотую пирамиду”, медицинский прибор, имеющий все сертификаты и разрешение на применение. Если я нарушил хоть один закон украинский тем, что снимался в рекламе “золотой пирамиды”, ну, четвертуйте меня! Если в результате мы пришли к тому, что единственный мой грех в жизни – реклама “золотой пирамиды”, за которую мне не стыдно. Мне не стыдно за это ни капли. Я в это верю. Ну, судите меня тогда. Все. Больше ничего не нашли. Ищите дальше. И найдите уже что-то. Скажите, что Гордон воровал деньги из бюджета, что он агент ЦРУ, что он агент КГБ. Дайте какие-то хоть расписки, хоть что-то найдите на меня. Нихрена найти не могут. Он пирамиду рекламировал. Ребята, рекламировал! Поцелуйте меня в жопу!

Джерело: Наш.live

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *